?

Log in

No account? Create an account

Мой ВНИИРТ и мои 40 лет работы на этом предприятии
ra3dhl
     Ордена Трудового Красного Знамени Всероссийский НИИ радиотехники старейшее предприятие, которому в 2021 году исполнится 100 лет. Созданное по декрету В.И.Ленина, как  Особое техническое бюро, оно  имело в дальнейшем много разных названий, это и НИИ-20, и ЯРТИ, и НИИ244 и др.(см. http://www.vniirt.ru/)
Когда в 1979 году я был по путевке министерства радиопромышленности направлен на это предприятие после  окончания очной аспирантуры и защиты кандидатской диссертации это был Всесоюзный НИИ радиотехники. Мне повезло главный инженер ВНИИРТ тогда  Иван Тимофеевич Помаленький определил меня на должность ведущего инженера в  444 отдел. Это был тот самый  легендарный 4 отдел, который так назывался во времена, когда ВНИИРТ был НИИ-20, а возглавлял отдел академик Кобзарев Юрий Борисович. Достаточно скоро я был по конкурсу избран старшим научным сотрудником, а после смерти Льва Николаевича Кислякова друга и соратника Кобзарева Ю.Б.,  я возглавил  его лабораторию №442. Так я стал продолжателем дела Кобзарева Ю.Б. Однако начавшаяся перестройка и распад СССР, всеобщая разруха серьезно сказались и на Всероссийском НИИ Радиотехники. Лаборатория прекратила свое существование, а я с тех пор работал сначала ведущим научным сотрудником, а затем заведующим аспирантурой ВНИИРТ.    Но все-таки хочу вернуться к концу семидесятых, когда я полный сил  и творческой энергии  влился в коллектив 444 отдела. В новом коллективе меня окружали очень интересные люди, с большим опытом работы в области радиолокации: д.т.н. Лев Николаевич Кисляков, к.т.н. Георгий Васильевич Румянцев, к.т.н. Евгений Викторович Дракин, к.т.н. Лев Давыдович Фельдман, д.т.н. Борис Аронович Фогельсон, к.т.н. Прощин Евгений Александрович,  и др.   Сразу же скажу, что мне бросилось в глаза, когда я пришел в отдел - это  чувство глубокой депрессии, которую испытал отдел после неудач с РЛС «Машук» (5Н88). Это была гигантская РЛС дальнего обнаружения, в которой было внедрено сразу слишком много новых идей, начиная от антенны и кончая новым типом широкополосного сигнала и корреляционными автокомпенсаторами.  Это было последнее чудо аналоговой техники, со всеми присущими ей недостатками, и потому опередившее свое время. Цифровая техника еще только нарождалась, и внедрялась пока лишь в малых формах (СДЦ в РЛС СТ-68). Кроме того,  как в отделе, так и в институте  традиции сложившиеся с давних времен слишком давлели как над тематическими, так и разрабатывающими подразделениями. Все станции делались во ВНИИРТ двухчастотными, значит и новую РЛС твердотельную «Гамму» решили делать двухчастотной. Надо сказать, что эта особенность наложила отпечаток и на моем техническом творчестве. Так появилось множество авторских свидетельств на разнообразные адаптивные системы СДЦ наряду с разностно-временными теперь уже разностно-частотного типа. Причем использование двухчастотности настолько оказалось продуктивным, что позволяло реализовать как эффективные алгоритмы адаптивной режекции пассивной помехи в том числе и дискретной на основе свойств авторегрессионной модели помехи, так и простые в реализации алгоритмы классификации дискретных пассивных образований по доплеровскому признаку с последующим их бланкированием. Многие двухчастотные алгоритмы были проверены в реальных условиях и внедрены на практике (РЛС 67Н6,  РЛС 64Ж6,  РЛС 5Н87). Работа велась в содружестве не только со старожилами отдела, но и молодыми сотрудниками Цивлиным Владимиром Ильичем, Аркушей Евгений Александровичем, Ковалевым Виктором Васильевичем. Наиболее плодотворными у меня творческие отношения сложились с Цивлиным Владимиром Ильичем. С этим интеллигентным разносторонне развитым человеком я сохраняю дружеские отношения до сих пор. Возглавив лабораторию Кислякова Л.Н. и перейдя в нее с группой молодых и способных инженеров я расширил тематику лаборатории, так как теперь кроме распознавания типов целей и функционального контроля  РЛС появилась традиционная для меня тематика – разработка адаптивных систем  помехозащиты.  Возрос круг задач и их сложность, число НИР и ОКР: «Перспектива», «Планида», «Астра», «Ковер»,  «Щеколда», «Перо», «Радуга», «Аквамарин», причем по трем последним НИР я был заместителем научного руководителя, а по НИР «Щеколда» научным руководителем.   В 80-е годы лаборатория выпустила конструкторскую документацию на цифровую адаптивную систему СДЦ для Мурома для модернизации РЛС П-19,  разработала и провела испытания цифровой системы бланкирования отражений от «ангелов» в серийной станции К-66 в горно-пустынной местности (г. Янгиюль, Узбекистан), успешно провела испытания первой системы распознавания типов целей встроенной в РЛС 5Н87 в реальных условиях (Кап. Яр)  и конечно же активно участвовала в НИИЭР «Гамма» и в испытаниях первого опытного образца РЛС «ГАММА-Д»  как на полигоне, так и в институте. Вспоминаю,  какую важную роль  сыграла лаборатория,  когда потребовалось преодолеть трудности с  блоками сжатия ЛЧМ сигнала. Из сотрудников лаборатории была создана  ударная  бригада и положительный результат был достигнут. Еще об одном направлении исследований лаборатории хотелось бы сказать. Дело в том, что в середине 80-х в США появляется первый программируемый сигнальный процессор TMS32010.   Открылась новая  эра  программируемых цифровых устройств  для когерентной обработки сигналов. И естественно я сразу же подключаюсь к работе по созданию в нашей стране аналога этого DSP: оформляю тематическую карточку в МРП,  часто езжу в Ригу на НПО «Альфа»,  где в конце 80-х все-таки получаю первые образцы отечественных сигнальных процессоров «Рина» (аналоги TMS32010).  А в лаборатории развертываются работы по освоению сигнальных процессоров и вот уже в 1990 году мне удается внедрить первый программируемый сигнальный процессор в  РЛС дорожного движения («ФОДОКОМ» Главный конструктор Ерохин А.Ф.) И хотя это была простейшая РЛС, но это была первая в стране программируемая РЛС, в которой вся обработка была реализована не на элементах жесткой логики (HARDWARE),  а  на  программном  уровне (SOFTWARE). Без сомнения, можно сказать, что это было время настоящего расцвета моей лаборатории. Об этом говорило и то, что недавние молодые специалисты Мошечков Алексей,  Логинов Андрей, Пикаев Игорь защитили кандидатские диссертации. Мне за эти десять лет  также удалось  многое  сделать: получить более двадцати авторских свидетельств на изобретения, опубликовать свыше десяти статей в журналах «Радиотехника и Электроника», «Радиотехника», «Вопросы специальной электроники». Среди этих публикаций особую гордость у меня вызывает  статья «Применение распределения Уишарта для анализа эффективности адаптивных систем СДЦ»,  где впервые мне удалось аналитически получить выражение для коэффициента улучшения адаптивной системы СДЦ в зависимости от конечного объема обучающей выборки. Следует отметить, что наряду с активной производственной деятельностью, я в это время читал лекции в институте повышения квалификации министерства радиопромышленности на кафедре радиотехнических систем по курсу «Цифровая обработка сигналов». Там же у меня были опубликованы два учебных пособия «Цифровые методы обработки радиолокационных сигналов»  и  «Сигнальные процессоры и их применение в радиолокации». Одновременно с этим я проводил занятия со школьниками в радиокружке  Раменского дома пионеров.  На кружке мы с ребятами осваивали микропроцессорную технику. Нами был разработан персональный компьютер «ЮТ-88» на первом советском микропроцессоре 580ВМ80. Этот компьютер получил тогда большую популярность из-за своей блочно-модульной конструкции,  удобной для повторения,  потом  его описание было опубликовано в приложении к журналу «Юный техник», а затем и в издательстве «Просвещение» в виде отдельной книги. Кстати,  Игорь Пикаев  был среди моих воспитанников радиокружка  Раменского дома пионеров,  затем обучаясь в МЭИ проходил практику в моей лаборатории, там же делал диплом  и работал над диссертацией.  С 1980 по 1990 годы в  мою трудовую книжку занесено 9 различных поощрений. Но самой высокой оценкой моих заслуг этого периода я считаю присвоение мне в 1990 году ученого звания старшего научного сотрудника по радиолокации и  радионавигации.
     Но вот наступили роковые лихие 90-е   с приватизацией, с массовыми увольнениями, с невыплатой зарплаты. Наступил сложный период в моей жизни, так  как  не обошли эти беды, которые были характерны для большинства оборонных предприятий и ВНИИРТ, а значит и меня. Прекратила существование лаборатория. Большое число сотрудников нашего отдела уволилось. Чтобы преодолеть эти трудности, я вышел с предложением к руководству института о создании под учредительством ВНИИРТ и Академии оборонных отраслей (бывший институт повышения квалификации МРП, где я читал лекции)  малого  предприятия с направлением деятельности в области цифровой обработки сигналов в надежде, что имевшийся у меня большой научно-технический задел  позволил бы найти заказы и внедрение и как то выправить финансовое положение института. Такое малое предприятие было создано.  Однако общая разруха, отсутствие финансирования не принесли желаемых результатов. Имели место лишь отдельные немногочисленные заказы. Затем Академия оборонных отраслей была ликвидирована, а при акционировании ВНИИРТ прекратило существование и это малое предприятие. Тем не менее нельзя не отметить, что за период его существования были разработаны инструментальные средства проектирования для сигнальных процессоров  фирм «Texas Instrument» и «Zilog», которые были внедрены в том числе и во ВНИИРТ, а многопроцессорная 32 канальная система акустико-эмиссионного анализа  была впервые реализована на программируемых сигнальных процессорах  и внедрена в КБ ГАЗПРОМа. Огромную помощь в это трудное время мне оказал начальник 444 отдела Виктор Васильевич Ковалев. Дружеское отношение и поддержку я всегда встречал у Пухова Юрия Семеновича. Мой школьный друг Павел Романович Нечипоренко стал инициатором внедрения многопроцессорного аппаратно-программного комплекса для задач акустико-эмиссионного анализа. Это благодаря ему родился прибор для неразрушающего контроля "Синталфон". Хочу особую благодарность выразить за моральную и материальную поддержку в эти трудные годы  своей сестре Алле Григорьевне, заслуженному строителю России,  всю свою жизнь отдавшей строительству дорог в Сибири.
     Начиная с 2000 года, я был занят самой разнообразной работой:  от разработки устройств помехозащиты, переводя ее на самую современную элементную базу (сигнальные процессоры  NM6403, ADSP-BF533),  в рамках модернизации модуля ЦОС изделия 64Л6, до проработки концепции и реализации ее в конкретных технологических решениях в новом для ВНИИРТ конверсионном направлении – ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ.
   Остановлюсь на втором направлении, как наиболее актуальном в настоящее время. В соответствии с приказом РАСУ «Об организации работ по энергосбережению в отрасли»  в целях реализации Федерального закона №28-ФЗ «Об энергосбережении в Российской Федерации». Генеральным директором ОАО ВНИИРТ  Таныгиным Анатолием Александровичем в 2000г. был подписан Приказ №122 “О развертывании работ по энергосберегающей тематике” во ВНИИРТе. Функции головного исполнителя по данной тематике были возложены на 444 отдел, а главным конструктором  соответствующего заказа  был назначен я. Сразу же  хотел бы подчеркнуть, что все работы по данному заказу велись исключительно на основе самофинансирования, так как ОАО ВНИИРТ ни копейки не вложил в становление и развитие данного направления. Однако не смотря на огромные трудности,  это направление удалось не только развить, но и довести  до высокого современного уровня. Об этом  говорит участие ВНИИРТ  на международной выставке «POWERTEK 2004 - Энергетика и энергосбережение», на которой  ВНИИРТ в рамках единого стенда Концерна ПВО  «Алмаз-Антей» представлял свои разработки в области энергосбережения. Сложившаяся ситуация с отоплением во многих регионах России характеризуется увеличением количества аварийных ситуаций в отопительных системах городов и поселков, что связано прежде всего с отсутствием должного финансирования работ по профилактике и капитальному ремонту и восстановлению теплотрасс и  отопительных систем. В этих условиях применение разработанных во ВНИИРТ альтернативных систем энергосберегающего отопления приобретает особую значимость. Главной отличительной особенностью в построении предлагаемых систем является применение высоких информационных технологий в совокупности с высокоэффективными обогревателями  на основе  длинноволновых потолочных излучателей. При этом достигается адресный учет отдельных потребителей электроэнергии и энергосберегающее с месячной программой адресное регулирование подачи электроэнергии  к отдельным пользователям. Энергосберегающим системам отопления подобного типа, не требующих традиционных теплоцентралей и котельных, был посвящен доклад, сделанный на 1-ой международной конференции на секции «Реформа ЖКХ»,  проходившей на выставке. А на большом телевизионном экране стенда демонстрировался фильм о практически реализованной в  г. Волгограде энергосберегающей отопительной системы «СИНТАЛ ТЕРМОЛИНК». Эта энергосберегающая система отопления Волгоградского Дворца спорта мощностью около 1 МВт, использующая  более сотни цифровых датчиков температуры два компьютера и  17 силовых шкафов успешно эксплуатируется, подтверждая правильность выбранного во ВНИИРТ направления в области энергосбережения. По энергосберегающей тематике было опубликовано множество статей в таких журналах как «ДАТЧИКИ и СИСТЕМЫ», «ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ»,    «Контрольно-измерительные приборы и системы »  и «Современная электроника». В рамках энергосберегающей тематики были получены пять патентов.
Как уже отмечалось, наряду с конверсионной тематикой я продолжал исследования в области адаптивных программируемых систем помехозащиты. В этой связи  отмечу, что мне довелось дважды участвовать с докладами на международных конференциях RADAR206 и RADAR2016 в Китае.
Подводя итоги своей научной деятельности за прошедшие годы,  могу с удовлетворением отметить, что мне посчастливилось  с 80-х  годов по настоящее время занимать передовые позиции в области цифровой обработки сигналов. Приведу лишь основные примеры, которые подтверждают  это.
1.            Первая цифровая адаптивная разностно-временная система СДЦ (Москва, 1980 г.)
2.            Цифровой адаптивный режекторный фильтр в виде конструкторской документации переданный  для модернизации системы СДЦ РЛС П19 (Муром, 1982 г.)
3.            Первая цифровая адаптивная разностно-частотная система СДЦ внедрена в РЛС 67Н6 (Москва, 1985 г).
4.            Двухчастотное цифровое устройство бланкирования отраженных сигналов от “ангелов”  впервые реализованное в серийной РЛС К-66 (Правдинск, 1983 г.).
5.            Первое микропроцессорное устройство распознавания объектов сопряженное с РЛС 5Н87М и успешно испытанное  в реальных условиях (Кап.яр, 1984  г.)
6.            Первый цифровой программируемый доплеровский обнаружитель  в радиолокаторе  дорожного движения ФОДОКОМ (Москва, 1990 г.)
7.            32–х процессорный аппаратно-программный комплекс СИНТАЛФОН – первая программируемая многоканальная система акустико-эмиссионного анализа разработанная для ГАЗПРОМА (Волгоград,1995г.).
8.            Распределенная модульная система СИНТАЛ ТЕРМОЛИНК     впервые использующая свыше сотни цифровых датчиков температуры для энергосберегающего отопления Волгоградского дворца спорта (Волгоград, 1999 г.).
9.            Адаптивный многоканальный доплеровский фильтр на первом отечественном векторном процессоре для модернизации РЛС 64Л6 (Москва, 2001 г.).
10.          Многоканальный цифровой обнаружитель с адаптивным порогом и адаптивный режекторный фильтр впервые реализованный на сигнальном процессоре BlackFin (Москва, 2005-2006 гг.).
11.          Распределенная модульная система СИНТАЛ ТЕЛЕТЕРМ     впервые использующая радиодистанционное управление по GSM каналу для энергосберегающего теплорегулирования. (2005-2006 гг.).

Начиная с 2010 года я возглавляю аспирантуру ВНИИРТ. Первые результаты появились лишь в 2017-2018 гг., когда двое аспирантов ВНИИРТ стали кандидатами технических наук. Одновременно уже 10 лет как я преподаю в МТУ (МИРЭА). Среди читаемых моих курсов «История радиотехники», «Введение в специальность», «Программируемая электроника», «Микропроцессоры и ПЛИС в радиотехнике».
За время работы  во ВНИИРТ и МИРЭА  мною опубликованы  12 книг, в том числе 5 учебных пособий, около 200 статей, докладов на международных конференциях и отчетов по НИР и ОКР, получено 28  авторских свидетельств и 10 патентов на изобретения.
Не могу не отметить и такие события, которые для меня наиболее значимы и произошли за время работы в ВНИИРТ:

  1. Предоставление мне, как семейному человеку квартиры в Подмосковье.

  2. Защита докторской диссертации по тематике предприятия.

  3. Награждение знаком «Почетный радист России».

  4. Присвоение звания «Ветеран труда».

К этому хотел бы добавить еще один подарок, который я получил от руководства ВНИИРТ накануне 40летнего периода работы на моем родном предприятии. Это рассекречивание моих первых 14 изобретений, сделанный во ВНИИРТ более чем 30 лет назад. В декабрьском бюллетене ФИПС они уже опубликованы. Для меня это важно потому, что теперь стало официально известно о том, что приоритет по первым адаптивным разностно-временным системам, внедренных не только на моем предприятии, принадлежит АО ВНИИРТ.
Спасибо, ВНИИРТ!