Category: наука

70 лет Новосибирскому НИИ измерительных приборов и 50 лет началу разработки ЗРС С-300

     Я уже писал о том, что в этом году исполнилось  40 лет моей работе во ВНИИРТ (см. https://ra3dhl.livejournal.com/34727.html) и о предшествующей  службе в армии я вспоминал здесь https://ra3dhl.livejournal.com/36886.html . Ну а теперь есть повод  рассказать о НИИ, в который я был распределен после окончания института (см. https://ra3dhl.livejournal.com/32319.html)
Это Новосибирский ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский институт измерительных приборов (НИИИП), который в этом году отмечает свой 70 летний юбилей. НИИИП был создан  в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 3516-1465 от 15.08.1949 на базе ОКБ завода имени Коминтерна. Именно в этом НИИ 50 лет назад я приступил к работе в лаборатории к.т.н. Валентина Ивановича Кислякова. Тогда НИИИП имел название п/я 39. Мне повезло, я попал в тематический отдел института, которому была поручена важная задача – разработать РЛС кругового обзора нового типа с фазированной антенной решеткой и высокими показателями помехозащищенности от активных и пассивных помех. Это был заказ 314, а точнее эскизный проект РЛО, которая в дальнейшем войдет в состав зенитно-ракетной системы С-300. 50 лет назад была начата разработка ЗРС С-300. Головной разработчик системы НПО «Алмаз» им. А. А. Расплетина (ныне входящее в Концерн ПВО «Алмаз-Антей»).  Ну а на мою долю молодого специалиста выпала частная задача - разработка  системы селекции движущихся целей будущей РЛС обзора. Из различных способов построения системы СДЦ я выбрал вариант, так называемой разностно-временной череспериодной компенсации, автором которой был Крылов Игорь Георгиевич из Горьковского НИИ радиотехники (ныне Нижегородский НИИ радиотехники). Незадолго до смерти Игорь Георгиевич рассекретил свое изобретение и с ним теперь можно ознакомиться по номеру патента РФ1840641

Прошу обратить внимание, что Игорь Георгиевич получил это авторское свидетельство еще в 1964 году, но  открытая публикация патента России произошла через 43 года. Почему я остановился на этом изобретении Крылова И.Г. Именно начиная с этого изобретения, началась моя биография, как исследователя радиолокационных систем, которая продолжается уже 50 лет. В частности, в рамках материалов эскизного проекта РЛО мне удалось провести анализ характеристик обнаружения такой разностно-временной системы СДЦ. Затем эти материалы в виде доклада были представлены на моей первой научно-технической конференции (Труды VII Научно-технической конференции молодых ученых. Ленинград, 1970 г.)

Ленинград, 1970 год.

Обучаясь в аспирантуре, я усовершенствовал изобретение Крылова И.Г. Так появилась первая адаптивная разностно-временная  система СДЦ, на которую было получено авторское свидетельство №604414 «Адаптивное устройство обработки сигналов» в 1976 году. Это изобретение было внедрено в аналоговом виде начальником 27 отдела НИИИП Алексеем Андреевичем Мамаевым.

Начиная с 1979 года по тематике СДЦ мною было получено свыше 20 авторских свидетельств.
Наряду с адаптивными разностно-временными системами защиты от пассивных помех этот
способ был обобщен и на разностно-частотные системы СДЦ.
Всего у меня 28 авторских свидетельств и 12 патентов.
Работая во ВНИИРТ, куда я был распределен после защиты кандидатской диссертации, я получил патент на усовершенствованную адаптивную разностно-фазовую систему СДЦ высокой эффективности, работающую в условиях неклассифицированной выборки наблюдений.

Эта тема получила свое продолжение в работах моих аспирантов. В частности, мой аспирант Алексей из Волгограда  исследовал адаптивную разностно-фазовую систему СДЦ, включенную до фильтра сжатия ЛЧМ сигнала. В этом году у него вышла статья по этой проблеме в журнале «Радиотехника и электроника» №2. Недавно он перенес операцию. Желаю ему скорейшего выздоровления и защиты диссертации
.
Несколько слов о комплексе С-300.  В 1978 году были завершены его испытания, а в 1979 году первый полк С-300ПТ встал на боевое дежурство.

РЛО 5Н64, входящая  в комплекс С-300ПТ, главный конструктор Кузнецов Ю.А.(см. https://ra3dhl.livejournal.com/34863.html)

В заключение хочу  поздравить  всех сотрудников НИИИП с юбилеем и пожелать им дальнейших успехов в создании радиолокационных станций, стоящих на страже неба России.

180 лет со дня рождения А.Г. Столетова


Александр Григорьевич Столетов (1839-1896гг.)

Александр Столетов родился 29 июля (10 августа) 1839 года.  А. Г. Столетов являлся одним из выдающихся российских ученых. Он внес огромный вклад в развитие физики, и этот вклад, составлен из нескольких элементов: результатов его экспериментальных и теоретических исследований, его книг, монографий, статей, его лекций, речей, выступлений, его труда по воспитанию молодых ученых, его работы на общественном поприще, его чувства гражданственности, честности, принципиальности. Окидывая ретроспективным взглядом всю деятельность Столетова и пытаясь установить связь ее с современностью, мы с удовлетворением находим  зримые ее черты в физике наших дней. Кратко подведем итоги научной деятельности профессора Александра Григорьевича Столетова.
Он первым установил закономерность, проявляющуюся в том, что при увеличении намагничивающего поля магнитная восприимчивость железа сначала растёт, а затем, после достижения максимума, уменьшается. Снял кривую магнитной проницаемости ферромагнетика (кривая Столетова).
Экспериментально произвел измерение величины отношения электромагнитных и электростатических единиц, близкой к скорости света.
Установил три закона фотоэффекта. Провёл цикл работ по изучению внешнего фотоэффекта, открытого в 1887 году Г. Герцем. Создал первый фотоэлемент, основанный на внешнем фотоэффекте. Открыл прямо пропорциональную зависимость силы фототока от интенсивности падающего на фотокатод света (закон Столетова).

Современный вакуумный фотоэлемент Ф4 с сурьмяно-цезиевым  (SbCs) фотокатодом со световым окном из увиолевого стекла (обладающее повышенным пропусканием ультрафиолетового излучения) предназначен для спектрофотометрических измерений.

Научные заслуги Столетова А.Г. были высоко оценены как у нас в стране, так и за рубежом. В 1877 году он был награждён орденом Святой Анны 2-й степени, в 1885-м — орденом Святого Владимира 3-й степени; в 1889-м — орденом Святого Станислава 1-й степени. В 1882 году был награждён французским орденом Почётного легиона. В 1884 году награждён медалью за деятельность на пользу общества и Политехнического музея Москвы Обществом любителей естествознания, антропологии и естествознания. В 1953 году в Москве у здания физического факультета МГУ был воздвигнут памятник Столетову А.Г.

Александр Григорьевич Столетов прожил сравнительно короткую жизнь. Он отдал ее целиком служению науке и народу. Среди всех ученых  России мы с особой признательностью вспоминаем этого замечательного ученого и гражданина, чья яркая научная деятельность всегда будет служить примером для современников и для будущих поколений.
см. также статью в 8 номере журнала «Современная электроника»:

Мой ВНИИРТ и мои 40 лет работы на этом предприятии

     Ордена Трудового Красного Знамени Всероссийский НИИ радиотехники старейшее предприятие, которому в 2021 году исполнится 100 лет. Созданное по декрету В.И.Ленина, как  Особое техническое бюро, оно  имело в дальнейшем много разных названий, это и НИИ-20, и ЯРТИ, и НИИ244 и др.(см. http://www.vniirt.ru/)
Когда в 1979 году я был по путевке министерства радиопромышленности направлен на это предприятие после  окончания очной аспирантуры и защиты кандидатской диссертации это был Всесоюзный НИИ радиотехники. Мне повезло главный инженер ВНИИРТ тогда  Иван Тимофеевич Помаленький определил меня на должность ведущего инженера в  444 отдел. Это был тот самый  легендарный 4 отдел, который так назывался во времена, когда ВНИИРТ был НИИ-20, а возглавлял отдел академик Кобзарев Юрий Борисович. Достаточно скоро я был по конкурсу избран старшим научным сотрудником, а после смерти Льва Николаевича Кислякова друга и соратника Кобзарева Ю.Б.,  я возглавил  его лабораторию №442. Так я стал продолжателем дела Кобзарева Ю.Б. Однако начавшаяся перестройка и распад СССР, всеобщая разруха серьезно сказались и на Всероссийском НИИ Радиотехники. Лаборатория прекратила свое существование, а я с тех пор работал сначала ведущим научным сотрудником, а затем заведующим аспирантурой ВНИИРТ.    Но все-таки хочу вернуться к концу семидесятых, когда я полный сил  и творческой энергии  влился в коллектив 444 отдела. В новом коллективе меня окружали очень интересные люди, с большим опытом работы в области радиолокации: д.т.н. Лев Николаевич Кисляков, к.т.н. Георгий Васильевич Румянцев, к.т.н. Евгений Викторович Дракин, к.т.н. Лев Давыдович Фельдман, д.т.н. Борис Аронович Фогельсон, к.т.н. Прощин Евгений Александрович,  и др.   Сразу же скажу, что мне бросилось в глаза, когда я пришел в отдел - это  чувство глубокой депрессии, которую испытал отдел после неудач с РЛС «Машук» (5Н88). Это была гигантская РЛС дальнего обнаружения, в которой было внедрено сразу слишком много новых идей, начиная от антенны и кончая новым типом широкополосного сигнала и корреляционными автокомпенсаторами.  Это было последнее чудо аналоговой техники, со всеми присущими ей недостатками, и потому опередившее свое время. Цифровая техника еще только нарождалась, и внедрялась пока лишь в малых формах (СДЦ в РЛС СТ-68). Кроме того,  как в отделе, так и в институте  традиции сложившиеся с давних времен слишком давлели как над тематическими, так и разрабатывающими подразделениями. Все станции делались во ВНИИРТ двухчастотными, значит и новую РЛС твердотельную «Гамму» решили делать двухчастотной. Надо сказать, что эта особенность наложила отпечаток и на моем техническом творчестве. Так появилось множество авторских свидетельств на разнообразные адаптивные системы СДЦ наряду с разностно-временными теперь уже разностно-частотного типа. Причем использование двухчастотности настолько оказалось продуктивным, что позволяло реализовать как эффективные алгоритмы адаптивной режекции пассивной помехи в том числе и дискретной на основе свойств авторегрессионной модели помехи, так и простые в реализации алгоритмы классификации дискретных пассивных образований по доплеровскому признаку с последующим их бланкированием. Многие двухчастотные алгоритмы были проверены в реальных условиях и внедрены на практике (РЛС 67Н6,  РЛС 64Ж6,  РЛС 5Н87). Работа велась в содружестве не только со старожилами отдела, но и молодыми сотрудниками Цивлиным Владимиром Ильичем, Аркушей Евгений Александровичем, Ковалевым Виктором Васильевичем. Наиболее плодотворными у меня творческие отношения сложились с Цивлиным Владимиром Ильичем. С этим интеллигентным разносторонне развитым человеком я сохраняю дружеские отношения до сих пор. Возглавив лабораторию Кислякова Л.Н. и перейдя в нее с группой молодых и способных инженеров я расширил тематику лаборатории, так как теперь кроме распознавания типов целей и функционального контроля  РЛС появилась традиционная для меня тематика – разработка адаптивных систем  помехозащиты.  Возрос круг задач и их сложность, число НИР и ОКР: «Перспектива», «Планида», «Астра», «Ковер»,  «Щеколда», «Перо», «Радуга», «Аквамарин», причем по трем последним НИР я был заместителем научного руководителя, а по НИР «Щеколда» научным руководителем.   В 80-е годы лаборатория выпустила конструкторскую документацию на цифровую адаптивную систему СДЦ для Мурома для модернизации РЛС П-19,  разработала и провела испытания цифровой системы бланкирования отражений от «ангелов» в серийной станции К-66 в горно-пустынной местности (г. Янгиюль, Узбекистан), успешно провела испытания первой системы распознавания типов целей встроенной в РЛС 5Н87 в реальных условиях (Кап. Яр)  и конечно же активно участвовала в НИИЭР «Гамма» и в испытаниях первого опытного образца РЛС «ГАММА-Д»  как на полигоне, так и в институте. Вспоминаю,  какую важную роль  сыграла лаборатория,  когда потребовалось преодолеть трудности с  блоками сжатия ЛЧМ сигнала. Из сотрудников лаборатории была создана  ударная  бригада и положительный результат был достигнут. Еще об одном направлении исследований лаборатории хотелось бы сказать. Дело в том, что в середине 80-х в США появляется первый программируемый сигнальный процессор TMS32010.   Открылась новая  эра  программируемых цифровых устройств  для когерентной обработки сигналов. И естественно я сразу же подключаюсь к работе по созданию в нашей стране аналога этого DSP: оформляю тематическую карточку в МРП,  часто езжу в Ригу на НПО «Альфа»,  где в конце 80-х все-таки получаю первые образцы отечественных сигнальных процессоров «Рина» (аналоги TMS32010).  А в лаборатории развертываются работы по освоению сигнальных процессоров и вот уже в 1990 году мне удается внедрить первый программируемый сигнальный процессор в  РЛС дорожного движения («ФОДОКОМ» Главный конструктор Ерохин А.Ф.) И хотя это была простейшая РЛС, но это была первая в стране программируемая РЛС, в которой вся обработка была реализована не на элементах жесткой логики (HARDWARE),  а  на  программном  уровне (SOFTWARE). Без сомнения, можно сказать, что это было время настоящего расцвета моей лаборатории. Об этом говорило и то, что недавние молодые специалисты Мошечков Алексей,  Логинов Андрей, Пикаев Игорь защитили кандидатские диссертации. Мне за эти десять лет  также удалось  многое  сделать: получить более двадцати авторских свидетельств на изобретения, опубликовать свыше десяти статей в журналах «Радиотехника и Электроника», «Радиотехника», «Вопросы специальной электроники». Среди этих публикаций особую гордость у меня вызывает  статья «Применение распределения Уишарта для анализа эффективности адаптивных систем СДЦ»,  где впервые мне удалось аналитически получить выражение для коэффициента улучшения адаптивной системы СДЦ в зависимости от конечного объема обучающей выборки. Следует отметить, что наряду с активной производственной деятельностью, я в это время читал лекции в институте повышения квалификации министерства радиопромышленности на кафедре радиотехнических систем по курсу «Цифровая обработка сигналов». Там же у меня были опубликованы два учебных пособия «Цифровые методы обработки радиолокационных сигналов»  и  «Сигнальные процессоры и их применение в радиолокации». Одновременно с этим я проводил занятия со школьниками в радиокружке  Раменского дома пионеров.  На кружке мы с ребятами осваивали микропроцессорную технику. Нами был разработан персональный компьютер «ЮТ-88» на первом советском микропроцессоре 580ВМ80. Этот компьютер получил тогда большую популярность из-за своей блочно-модульной конструкции,  удобной для повторения,  потом  его описание было опубликовано в приложении к журналу «Юный техник», а затем и в издательстве «Просвещение» в виде отдельной книги. Кстати,  Игорь Пикаев  был среди моих воспитанников радиокружка  Раменского дома пионеров,  затем обучаясь в МЭИ проходил практику в моей лаборатории, там же делал диплом  и работал над диссертацией.  С 1980 по 1990 годы в  мою трудовую книжку занесено 9 различных поощрений. Но самой высокой оценкой моих заслуг этого периода я считаю присвоение мне в 1990 году ученого звания старшего научного сотрудника по радиолокации и  радионавигации.
     Но вот наступили роковые лихие 90-е   с приватизацией, с массовыми увольнениями, с невыплатой зарплаты. Наступил сложный период в моей жизни, так  как  не обошли эти беды, которые были характерны для большинства оборонных предприятий и ВНИИРТ, а значит и меня. Прекратила существование лаборатория. Большое число сотрудников нашего отдела уволилось. Чтобы преодолеть эти трудности, я вышел с предложением к руководству института о создании под учредительством ВНИИРТ и Академии оборонных отраслей (бывший институт повышения квалификации МРП, где я читал лекции)  малого  предприятия с направлением деятельности в области цифровой обработки сигналов в надежде, что имевшийся у меня большой научно-технический задел  позволил бы найти заказы и внедрение и как то выправить финансовое положение института. Такое малое предприятие было создано.  Однако общая разруха, отсутствие финансирования не принесли желаемых результатов. Имели место лишь отдельные немногочисленные заказы. Затем Академия оборонных отраслей была ликвидирована, а при акционировании ВНИИРТ прекратило существование и это малое предприятие. Тем не менее нельзя не отметить, что за период его существования были разработаны инструментальные средства проектирования для сигнальных процессоров  фирм «Texas Instrument» и «Zilog», которые были внедрены в том числе и во ВНИИРТ, а многопроцессорная 32 канальная система акустико-эмиссионного анализа  была впервые реализована на программируемых сигнальных процессорах  и внедрена в КБ ГАЗПРОМа. Огромную помощь в это трудное время мне оказал начальник 444 отдела Виктор Васильевич Ковалев. Дружеское отношение и поддержку я всегда встречал у Пухова Юрия Семеновича. Мой школьный друг Павел Романович Нечипоренко стал инициатором внедрения многопроцессорного аппаратно-программного комплекса для задач акустико-эмиссионного анализа. Это благодаря ему родился прибор для неразрушающего контроля "Синталфон". Хочу особую благодарность выразить за моральную и материальную поддержку в эти трудные годы  своей сестре Алле Григорьевне, заслуженному строителю России,  всю свою жизнь отдавшей строительству дорог в Сибири.
     Начиная с 2000 года, я был занят самой разнообразной работой:  от разработки устройств помехозащиты, переводя ее на самую современную элементную базу (сигнальные процессоры  NM6403, ADSP-BF533),  в рамках модернизации модуля ЦОС изделия 64Л6, до проработки концепции и реализации ее в конкретных технологических решениях в новом для ВНИИРТ конверсионном направлении – ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ.
   Остановлюсь на втором направлении, как наиболее актуальном в настоящее время. В соответствии с приказом РАСУ «Об организации работ по энергосбережению в отрасли»  в целях реализации Федерального закона №28-ФЗ «Об энергосбережении в Российской Федерации». Генеральным директором ОАО ВНИИРТ  Таныгиным Анатолием Александровичем в 2000г. был подписан Приказ №122 “О развертывании работ по энергосберегающей тематике” во ВНИИРТе. Функции головного исполнителя по данной тематике были возложены на 444 отдел, а главным конструктором  соответствующего заказа  был назначен я. Сразу же  хотел бы подчеркнуть, что все работы по данному заказу велись исключительно на основе самофинансирования, так как ОАО ВНИИРТ ни копейки не вложил в становление и развитие данного направления. Однако не смотря на огромные трудности,  это направление удалось не только развить, но и довести  до высокого современного уровня. Об этом  говорит участие ВНИИРТ  на международной выставке «POWERTEK 2004 - Энергетика и энергосбережение», на которой  ВНИИРТ в рамках единого стенда Концерна ПВО  «Алмаз-Антей» представлял свои разработки в области энергосбережения. Сложившаяся ситуация с отоплением во многих регионах России характеризуется увеличением количества аварийных ситуаций в отопительных системах городов и поселков, что связано прежде всего с отсутствием должного финансирования работ по профилактике и капитальному ремонту и восстановлению теплотрасс и  отопительных систем. В этих условиях применение разработанных во ВНИИРТ альтернативных систем энергосберегающего отопления приобретает особую значимость. Главной отличительной особенностью в построении предлагаемых систем является применение высоких информационных технологий в совокупности с высокоэффективными обогревателями  на основе  длинноволновых потолочных излучателей. При этом достигается адресный учет отдельных потребителей электроэнергии и энергосберегающее с месячной программой адресное регулирование подачи электроэнергии  к отдельным пользователям. Энергосберегающим системам отопления подобного типа, не требующих традиционных теплоцентралей и котельных, был посвящен доклад, сделанный на 1-ой международной конференции на секции «Реформа ЖКХ»,  проходившей на выставке. А на большом телевизионном экране стенда демонстрировался фильм о практически реализованной в  г. Волгограде энергосберегающей отопительной системы «СИНТАЛ ТЕРМОЛИНК». Эта энергосберегающая система отопления Волгоградского Дворца спорта мощностью около 1 МВт, использующая  более сотни цифровых датчиков температуры два компьютера и  17 силовых шкафов успешно эксплуатируется, подтверждая правильность выбранного во ВНИИРТ направления в области энергосбережения. По энергосберегающей тематике было опубликовано множество статей в таких журналах как «ДАТЧИКИ и СИСТЕМЫ», «ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ»,    «Контрольно-измерительные приборы и системы »  и «Современная электроника». В рамках энергосберегающей тематики были получены пять патентов.
Как уже отмечалось, наряду с конверсионной тематикой я продолжал исследования в области адаптивных программируемых систем помехозащиты. В этой связи  отмечу, что мне довелось дважды участвовать с докладами на международных конференциях RADAR206 и RADAR2016 в Китае.
Подводя итоги своей научной деятельности за прошедшие годы,  могу с удовлетворением отметить, что мне посчастливилось  с 80-х  годов по настоящее время занимать передовые позиции в области цифровой обработки сигналов. Приведу лишь основные примеры, которые подтверждают  это.
1.            Первая цифровая адаптивная разностно-временная система СДЦ (Москва, 1980 г.)
2.            Цифровой адаптивный режекторный фильтр в виде конструкторской документации переданный  для модернизации системы СДЦ РЛС П19 (Муром, 1982 г.)
3.            Первая цифровая адаптивная разностно-частотная система СДЦ внедрена в РЛС 67Н6 (Москва, 1985 г).
4.            Двухчастотное цифровое устройство бланкирования отраженных сигналов от “ангелов”  впервые реализованное в серийной РЛС К-66 (Правдинск, 1983 г.).
5.            Первое микропроцессорное устройство распознавания объектов сопряженное с РЛС 5Н87М и успешно испытанное  в реальных условиях (Кап.яр, 1984  г.)
6.            Первый цифровой программируемый доплеровский обнаружитель  в радиолокаторе  дорожного движения ФОДОКОМ (Москва, 1990 г.)
7.            32–х процессорный аппаратно-программный комплекс СИНТАЛФОН – первая программируемая многоканальная система акустико-эмиссионного анализа разработанная для ГАЗПРОМА (Волгоград,1995г.).
8.            Распределенная модульная система СИНТАЛ ТЕРМОЛИНК     впервые использующая свыше сотни цифровых датчиков температуры для энергосберегающего отопления Волгоградского дворца спорта (Волгоград, 1999 г.).
9.            Адаптивный многоканальный доплеровский фильтр на первом отечественном векторном процессоре для модернизации РЛС 64Л6 (Москва, 2001 г.).
10.          Многоканальный цифровой обнаружитель с адаптивным порогом и адаптивный режекторный фильтр впервые реализованный на сигнальном процессоре BlackFin (Москва, 2005-2006 гг.).
11.          Распределенная модульная система СИНТАЛ ТЕЛЕТЕРМ     впервые использующая радиодистанционное управление по GSM каналу для энергосберегающего теплорегулирования. (2005-2006 гг.).

Начиная с 2010 года я возглавляю аспирантуру ВНИИРТ. Первые результаты появились лишь в 2017-2018 гг., когда двое аспирантов ВНИИРТ стали кандидатами технических наук. Одновременно уже 10 лет как я преподаю в МТУ (МИРЭА). Среди читаемых моих курсов «История радиотехники», «Введение в специальность», «Программируемая электроника», «Микропроцессоры и ПЛИС в радиотехнике».
За время работы  во ВНИИРТ и МИРЭА  мною опубликованы  12 книг, в том числе 5 учебных пособий, около 200 статей, докладов на международных конференциях и отчетов по НИР и ОКР, получено 28  авторских свидетельств и 10 патентов на изобретения.
Не могу не отметить и такие события, которые для меня наиболее значимы и произошли за время работы в ВНИИРТ:

  1. Предоставление мне, как семейному человеку квартиры в Подмосковье.

  2. Защита докторской диссертации по тематике предприятия.

  3. Награждение знаком «Почетный радист России».

  4. Присвоение звания «Ветеран труда».

К этому хотел бы добавить еще один подарок, который я получил от руководства ВНИИРТ накануне 40летнего периода работы на моем родном предприятии. Это рассекречивание моих первых 14 изобретений, сделанный во ВНИИРТ более чем 30 лет назад. В декабрьском бюллетене ФИПС они уже опубликованы. Для меня это важно потому, что теперь стало официально известно о том, что приоритет по первым адаптивным разностно-временным системам, внедренных не только на моем предприятии, принадлежит АО ВНИИРТ.
Спасибо, ВНИИРТ!

160 лет изобретателю радио профессору Александру Степановичу Попову

Сегодня 16 марта – день рождения нашего великого соотечественника, изобретателя Радио - Александра Степановича Попова. К 160летию со дня рождения А.С.Попова я опубликовал статью, с которой можно ознакомиться здесь http://jurnali-online.ru/elektronika/sovremennaya-elektronika-3-2019.html
Это необычная статья. Вот что написано в ее начале: "В научных кругах многих стран в том числе и в России существует мнение, что не только Россия  может претендовать на своих первооткрывателей радио. Для убедительности этого утверждения обычно приводятся фамилии таких известных ученых, как Герц в Германии, Бранли во Франции, Маркони в Италии, Лодж в Англии, Тесла в США  и  Бос в Индии. К сожалению, при таком подходе отсутствует детализация конкретного вклада отдельных ученых из приведенного списка в изобретение радио. Нет и единого критерия, по которому можно считать в том или ином случае, что можно отнести к изобретению радио. Не случайно спор, о приоритетах на изобретение радио между Маркони и Теслой, длился много лет и завершился в Верховном суде США в пользу Теслы, только в 1943 году. Вызывает сомнение объективность этого судебного решения. США во время Второй мировой войны противостояли  Италии, а Маркони был членом итальянской фашисткой партии Муссолини. Это не могло не повлиять на решение суда, ведь хорошо известно, что изобретения Теслы были посвящены передаче энергии на расстояние с помощью электромагнитных волн, а не передаче информационных сообщений, что по сути является прерогативой радио.  В отношении Александра Степановича Попова, нашего российского изобретателя радио, можно утверждать, что  он, отстаивая свои приоритеты, ни с кем  в судебные тяжбы не вступал.

   Попов А.С. (1859-1906 гг.)

О его авторских правах в изобретение радио говорят достоверные исторические  факты, а именно то, что он первый с помощью созданной им радиоустановки в 1895 году, продемонстрировав ее в работе, передал впервые в мире с помощью электромагнитных волн информационное сообщение, а в 1896 с помощью беспроволочного телеграфа осуществил передачу первой в мире  радиограммы, используя код Морзе. И это все произошло до получения патента Маркони в 1897 году. Также добавлю, что Попову принадлежат патенты на первый в мире детекторный приемник в России, Франции, Англии, Испании, Швейцарии и США. И вот обо всех этих его достижениях  важно вспомнить именно 16 марта 2019, когда исполняется 160 лет со дня его рождения.

В выше приведенном списке ученых, стоящих у истоков радио, также особого внимания заслуживает индийский изобретатель радио Джагдиш Чандра Бос (иногда его в переводной литературе называют Джагадишем Бозе, от англ. Jagadish Chandra Bose). Дело в том, что ему незадолго до Нового года  также исполнилось 160 лет со дня рождения. В наши дни наука независимой Индии по справедливости гордится многими своими учеными, такими, как первый индийский лауреат Нобелевской премии физик Ч.В. Раман, один из основоположников квантовой статистики Ш. Бос (Бозе), один из родоначальников атомной физики в Индии X. Баба, астрофизик М. Шахи, математики А. Мукерджи и С. Рамануджан. Но первым из индийских ученых, стоящих у истоков радио и получивших мировую известность, был Джагдиш Чандра Бос. 

Бос Джагиш Чандра (1858-1937 гг.)

Вплоть до наших дней многолетние дружественные связи России и Индии и, самое главное, сходство жизненных судеб Попова и Боса  позволяют в их 160 летний юбилей рассказать об этих великих ученых в одной статье..."

И еще, именно сегодня, я решил разместить  в этом сообщении  фото скульптурного барельефа  А.С. Попова, который украшает в Москве вестибюль  на выходе станции метро «Электрозаводская».
Конечно, во-первых, в связи с юбилеем изобретателя Радио.  А во-вторых,  так  случилось, что  16 марта  1979 года, я прошел  мимо барельефа А.С. Попова впервые, направляясь на работу в ставший мне родным  Всероссийский НИИ  радиотехники, в котором я работаю до сих пор, вот уже 40 лет.

Первая защита диссертации в возрожденном совете АО ВНИИРТ

     Вчера свершилось событие, которое  кем-то может быть воспринято как  рядовое, заурядное. Но только не мной и вот почему. Дело в том, что после длительного перерыва на заседании вновь открытого объединенного диссертационного совета в АО ВНИИРТ состоялась защита диссертации аспиранта и сотрудника ВНИИРТ. Диссертация выполнена на высоком научно-техническом уровне. Соискатель ученой степени кандидата технических наук в прошлом выпускник МГУ, на отлично сдал экзамены кандидатского минимума и за время обучения в заочной аспирантуре ВНИИРТ подготовил к защите добротное научное исследование. В 10 работах, им опубликованных,  в полном объеме изложены основные научные результаты диссертации.
Я видел, как волновался диссертант, делая свой доклад. Мне его состояние наполнило, как и я 40 лет назад в июне 1978 года выступая перед членами диссертационного совета на кафедре радиоприборов МЭИ испытывал те же чувства. Тогда возглавлял специальный диссертационный совет  профессор  Богомолов Алексей Федорович.

При обсуждении результатов полученных аспирантом в диссертационной работе выступали известные ученые (в совет входят 20 докторов технических наук), которые отметили и научную новизну и практическую значимость диссертационного исследования. Я же в своем выступлении остановился на исторической значимости первой защиты диссертации на возрожденном  диссертационном совете ВНИИРТ.
Я напомнил присутствующим членам диссертационного совета, что именно в этих же стенах оборонного предприятия, которое 70 лет назад  называлось НИИ-20 после возвращения из эвакуации в 1943 году,  по постановлению Совета Министров СССР в 1944 году была создана аспирантура и Ученый совет. Уже в 1947 году на Ученом совете прошла первая  защита четырех диссертаций. Всего же за последующие 50 лет в Ученом совете НИИ-20, а затем и в Ученом совете  ВНИИРТ было защищено  9 докторских  и 213 кандидатских диссертаций. В Ученый совет НИИ-20, а затем ВНИИРТ входили видные ученые. Например, в 1970 году  это были профессора и доктора наук И.С. Гоноровский, Л.С. Гуткин, С.И. Евтянов, Н.В. Иноземцев, Л.Н. Кисляков, Б.Р. Левин, Н.И. Белов, Б.А. Розанов, В.М. Свистов, Я.Н. Фельд. Возглавлял Ученый совет академик Юрий Борисович Кобзарев.

Сохраняя традиции, заложенные Кобзаревым Ю.Б.  аспирантура ВНИИРТ, получив лицензию  продолжила работу в 2010 году. И вот, как мы видим, возобновил работу и вновь организованный диссертационный совет. Можно сказать, что эстафета  подготовки научных кадров высшей квалификации для оборонных предприятий  успешно принята. В этом и состоит историческая значимость состоявшейся защиты диссертации на спец. тему в АО ВНИИРТ.

О ДВУХ КОНФЕРЕНЦИЯХ, ПОСВЯЩЕННЫХ ДНЮ РАДИО

  Сегодня завершила свою работу 73-я Международная конференция REDS-2018 «Радиоэлектронные устройства и системы для инфокоммуникационных технологий», посвященная Дню радио.

Программу конференции можно скачать здесь
http://www.rntores.ru/REDS/REDS-Polnaja_stranica.htm
Подводя итоги конференции, посвященной Дню радио, завершившейся сегодня, хочу отметить, что проведена была большая работа на восьми секциях в течении двух дней. Было заслушано и обсуждено более 85 докладов, представленных из разных городов России. На моей секции по радиолокации было представлено 9 докладов.
Недостатком конференции я бы назвал отсутствие в опубликованном томе трудов конференции общим объемом в 390 страниц, доклада из пленарного заседания Кучерявого Е.А. «Распределение ресурсов в гетерогенных беспроводных сетях связи». А ведь этот доклад был исключительно интересен и достоин публикации.
И еще, называть эту конференцию международной не совсем правильно, так как из-за рубежа был представлен всего лишь один доклад из Ирака (Iraqi university of Diyala in Baquba).
Так уж получилось, что 40 лет назад я впервые принял участие в конференции посвященной Дню радио вместе с моим научным руководителем по аспирантуре профессором Шломой Александром Михайловичем (1934-2017). Это была XXXIII Всесоюзная научная сессия, посвященная Дню радио.

На ней работало  24 секции с числом докладов свыше 500.  Секцию, на которой я выступил с докладом «О построении адаптивных обнаружителей импульсных сигналов на фоне нормальных помех с неизвестными корреляционными свойствами» возглавлял известный ученый профессор Борис Рувимович Левин (1919-1991).
Не могу не отметить выступление 40 лет назад на пленарном заседании Александра Михайловича Кугушева (1899—1979). Он известный советский учёный, доктор технических наук,  профессор МВТУ им. Н. Э. Баумана. Лауреат Государственной премии СССР. Его доклад назывался «Нижегородская радиолаборатория имени В.И.Ленина. В 1978 году исполнилось 60 лет с момента создания Нижегородской радиолаборатории и Кугушев А.М., который  был живым  свидетелем всех этих исторических событий, так как был сотрудником Нижегородской радиолаборатории, вызвал своим докладом огромный интерес участников конференции.

Мое выступление через 40 лет  на пленарном заседании 73-й  конференции  с докладом  «100 лет Нижегородской радиолаборатории»   можно рассматривать, как эстафету поколений, как сохраненную историческую память о первых достижениях отечественной радиотехники в дважды награжденной Орденом Трудового Красного Знамени Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина.

Исповедь академика Юрия Борисовича Кобзарева

Сегодня 8 декабря исполняется 110 лет со дня рождения выдающегося советского ученого, Героя Социалистического Труда, академика  Юрия Борисовича Кобзарева.

За 4 года до смерти Юрий Борисович оставил письмо под названием «Подводя итоги»,  в котором с предельной искренностью рассказывает о своём жизненном пути. Это письмо мне любезно предоставил его сын Геннадий Юрьевич Кобзарев, за что я ему очень благодарен. Вот это письмо:
  Двадцать шестого апреля 1988 г. постановлением Президиума АН СССР я назначен «советником при дирекции института радиотехники и электроники». Таким образом, все административные обязанности с меня снимаются. Я остаюсь заместителем главного редактора журнала "Радиотехника и электроника» и председателем «Научного совета по статистической радиофизике».
  Но уже и раньше передо мной возникал вопрос: "А не зазорно ли мне почти ничего не делая, получать такую большую зарплату, по номиналу 1000 рублей?" И вот теперь, я  вспоминаю  пройденный мной путь.
  В самом  деле, я начал зарабатывать на жизнь одновременно с поступлением в ВУЗ в 1922 году, когда мне не было еще и семнадцати лет. Сначала это были частные уроки по математике и физике. А в канун своего девятнадцатилетия - 1-го декабря 1924 года я был зачислен на должность ассистента по кафедре физики Харьковского Государственного фармацевтического института. Возглавлял эту кафедру Миллер - ассистент заведующего кафедрой физики Харьковского Университета А.В.Желиховского, в то время -  Харьковского института народного образования / ХИНО / .
   Я оставил эту работу в конце 1925  года в связи с заг­рузкой более интересной преподавательской работой на рабфаках других харьковских вузов. До последнего дня жизни в Харькове я оставался преподавателем физики на рабфаке Харьковского Медицинского института. Преподавал я физику в студенческие годы в течение 14-ти месяцев. Работал много и плотно. Был период, когда я работал одновременно в четырех учебных заведениях.
  Эта моя жизнь кончилась  1 февраля 1926 года - даты моего зачисления на должность научного сотрудника 1-го разряда  в Ленинградскую физико-техническую лабораторию – новый институт, организованный в качестве дочернего института  Государственного физико-технического рентгеновского института, возглавлявшегося А.Ф. Иоффе. Этот последний состоял в ведомстве Наркомпроса и был очень беден, а ЛФТЛ организовывался в системе ВСНХ и щедро фи­нансировался. Я получил сразу же оклад 109 рублей и доплату 41 р. за вы­полнение хоздоговорных работ.
   Уже в 1927  году я был привлечен к педагогической работе в Ленинградском  политехническом  институте. В этом институте я через некоторое время возглавил учебную лабораторию электрических колебаний, в которой после ухода из нее Ф.А.Миллера, наступил период междуцарствия. В лаборатории хозяйничал Эфрусси, стремившийся ее покинуть. После него лаборатория перешла ко мне. Я ее полностью реорганизовал. Поставил  новые учебные работы, привлек к их подготовке студентов.
    В ЛФТЛ я сначала работал в лаборатории проф. Д.А.Рожанского. Впоследствии я возглавлял лабораторию в его большом отделе. В этот период я занимался исследованиями в области кварцевой стабилизации частоты, и теорией нелинейных колебаний. Мне удалось разработать метод анализа процессов в нелинейных системах ( квазилинейный метод ), который оказался весьма эффективным при изучении процессов в сложных автоколебательных системах и их инженерном расчете.
   Небольшим эпизодом рабочей биографии была должность консультанта в лаборатории руководимой Фредериксом, который проводил  исследования по пьезоэлектрическим осциляторам  из сегнетовой соли.
   Я не ставлю задачу описывать все события и говорить о тематике других моих работ, хочу только сказать, что у меня было много работы и в других местах. Я работал консультантом в отделе измерительных устройств Центральной лаборатории Главэлектропрома, возглавляв­шемся В.С.Мышкиным. Это было предприятие, оставшееся нам как наследство от фирмы Маркони. Преподавал  в Ленинградской Военной Электротехнической Академии им С.М.Буденного. Но основное направление работ было связано с   ЛФТЛ  / впоследствии  Ленинградским физико-техническим  институтом/ .  
   Здесь в 1935 году Д.А.Рожанским была организована лаборатория по исследованию проблем радиолокации .Именно здесь были проведены первые в стране исследования по импульсной радиолокации и созданы первые образцы радиолокационных станций. После скоропостижной смерти Дмитрия Аполлинариевича Рожанского в сентябре 1936 года руководство этой лабораторией было поручено мне.  С этой линии я сошел уже будучи Лауреатом Сталинской премии, когда в июле 1943 года был  организован  Совет по радиолокации  при Государственном Комитете Обороны, возглавленный  Г.М.Маленковым  и фактически руководимый вице адмиралом, профессором А.И.Бергом. Я оказался в числе членов Совета и одним  из руководящих работников /  начальником  научного отдела / аппарата Совета. Не буду останавливаться на вопросе о том, какую огромную роль сыграл  «Совет» в развитии радиолокации и радиоэлектроники в нашей стране. Эта тема еще ждет своего освещения.
      Почти одновременно с назначением в Совет по радиолокации мне было пору­чено организовать учебную кафедру  в Московском энергетическом институте, первую в СССР кафедру по подготовке специалистов по радиолокации. По соображениям секретности ей было дано название "Кафедра радиотехнических приборов".Эта кафедра процветает и в настоящее время . Лекций в МЭИ я читал много и не только по радиолокации, было временами очень трудно, в особенности, когда обострилась язвенная болезнь.
   В этот период началось интенсивное развитие нашей ракетной техники. Встали вопросы  об ее радиотехническомом обеспечении. Необходимо было создавать радиолокационные системы траекторных измерении  ракет и передачи информации о работе их систем управления ( телеметрию).
   Директор МЭИ. Голубцова В.А. для этой цели решила создать специальный сектор в отделе научных работ  МЭИ. Она настаивала на том, чтобы я возглавил эти работы. Возникла проблема выбора. Мне представлялось, что решение задачи траекторных измерений  связана  лишь с чисто техническими  и конструкторскими проблемами, так как в это время промышленностью были уже освоен выпуск  радиолокационных станций различных типов  и назначения и бортовых систем опознавания « свой-чужой» и требовалось лишь приспособить эти системы для использования на ракетах. На мой взгляд, значительно более сложные научные проблемы стояли при создании новых радиолокаторов с защитой от пассивных помех. Именно этими проблемами я и предпочел заняться.
   Когда Совет был ликвидирован, я возглавил лабораторию в НИИ–20 ,том  самом институте промышленности, который воспринял и нашу работу по созданию первого в стране импульсного радиолокатора, за кото­рую я вместе с Н.Я.Чернецовым и Н.А.Погорелко получил Сталинскую премию в 1941 году. В этом  институте уже в тридцатые годы  сложился сильный коллектив инженеров, которые внесли  неоценимый вклад в создание первых промышленных образцов импульсных  радиолокаторов РУС –2 (Редутов и Пегматитов) и организацию их серийного производства.
   Радиолокационная тематика в НИИ- 20 быстро развивалась и вскоре  лаборатория превратилась в отдел Здесь были выполнены первые работы по созданию радиолокационных станций с защитой от пассивных помех ( когерентные радиолокационные станции ) Первой такой станцией стала РЛС « Тропа », которая положила начало семейству радиолокационных станции, обладающих новым качеством -  разрешающей способностью по скорости цели .
   Когда я стал  членом – корреспондентом  АН СССР  в 1953 году  /  для избрания в членкоры  я  и пальцем   не поше­велил/ и А.И.Бергом  был организован Институт радиотехники и электроники, я пе­решел на постоянную работу в этот институт. В институте промышленности я остался работать как совместитель, а от преподавания отказался. В ИРЭ история повторилась: сначала лаборатория, а затем отдел.
  Мое административное  продвижение соп­ровождалось постепенным уменьшением моего творческого вклада в работу.  При органи­зации ИРЭ по радиотехническому направлению были объявлены три правительст­венных темы : "Загорск","Саратов" и "Пенза". Руководителем "Саратова" был сам  директор В.А.Котельников , ставший уже академиком . Темой  "Пенза"  руководил  приехавший из Горького   Г.С.Го­релик,  а "Загорском" - я. Лаборатория в ИРЭ была еще очень маленькой и научный  отчет по последней теме был написан почти полностью мной самим. Это была проблема защиты радиолокационных станций от пассивных помех, создаваемых противником . Шел 1954 год.
   Мои занятия тематикой, примыкавшей к "Загор­ску", постепенно замирали. Я еще проводил межведомственный семи­нар по когерентной технике, старт которой был дан моим  программным  докладом на конференции, организованной Советом по радиолокации в 1946-ом году, но сделал на этом семинаре всего один доклад. Все же эти семинары были полезными для обсуждения научных проблем  и новых идей, возникавших в этой области.
   Началась другая тематика исследований. Ставилась задача обнаружения сигналов специального вида, в частности, при взрывных процессах естественного происхождения ( грозовые разряды ) или искусственных – ядерных взрывов, стартов ракет и т.п. Эти исследования были, связанны с  диапазоном сверхдлинных волн / СДВ./ С 1958 года я занимался этими вопросами весьма интенсивно И диплом "Ветерана Службы " я получил заслуженно в 1973 году, когда «Службе» исполнилось 15 лет. Теперь прошло еще 15 лет и кое-какие работы для этой Службы ведутся до сих пор.
   Засучив рукава, я пытался решить проблему другой, так и не состояв­шейся "службы". От предыдущей она отличалась тем, что обнаружению подле­жали очень слабые сигналы. Эта работа /"Трапеция"/ не привела к положи­тельному результату. Но я и сейчас думаю, что если бы Александров М.С. был живее ,  работал бы как мы в тридцатых годах, было бы сделано много интересного.
   Кроме того, в отделе были начато  изучение естественных излучений земной и водной поверхностей в диапазонах сверхвысоких частот. Это были пионерские работы, значительно опережавшие зарубежные. Они  велись А.Е.Башариновым, одним  из моих первых аспирантов в МЭИ и его группой . Впоследствии эти исследования привели к формированию нового направления в радиофизике, известном сейчас  как дистанционное зондирование. Думается, что без моей поддержки эти работы не получили бы такого размаха.
  Я работал как руководитель отдела и, кроме того, вернулся к тео­рии нелинейных систем. За большой срок, когда я от этой тематики отошел ради прикладных работ, она ушла далеко вперед, но кое-что я для себя нашел.
  В ИРЭ - комиссии, советы, семинары.. Объявился "Научный совет по статистической радиофизиике", которым я вначале занялся с большим энту­зиазмом.
  Одним словом, забот было много. К тому же мое здоровье шло на убыль. И теперь я уже не езжу "на Почтовую" в свой институт МРП, где уже нет Л.Н. Кислякова, преданного мне сотрудника и друга, не бываю даже на его "Специализированном Ученом  Совете", председателем которого я так долго был, а затем по воле ВАКа стал лишь его членом, с трудом посещаю заседания Межведомственного совета №1 в МРП, членом которого я и сейчас числюсь, заседания  Комитета по Ленинским и Государственным премиям. Перестал ездить на совещания и конференции, организуемые Советом  по статистической радиофизике, перестал ездить осенью в Крым  в санаторий. И даже вот уже второй год не еду в санаторий "Узкое", под Москвой, напуганный пос­ледним  тяжелым осложнением  язвенной болезни.
  Да, я теперь стал от­давать ИРЭ мало времени. Фактически я уже пенсионер. Мой большой оклад я рассматриваю как пенсию. А большой он потому, что мой рабочий стаж превышает 63 года. Из них уже 50 -то лет я работал в полную силу. Если бы не наша самоотверженная работа в тридцатые годы в лаборатории ЛФТИ и не мое руководящее участие  впоследствии, мы не имели бы в армии  к началу Великой Отечественной войны радиолокационных станций РУС-2 ( Редутов ).
  Много сил было вложено и в дру­гие дела. как в области радиолокации, так и в решение других научных проблем.  радиотехники и радиофизики. Я не занимался саморекламой, не добивался наград, ученых степе­ней и званий, не вступал в партию, чтобы обеспечить себе карьеру. Мое положение свалилось на меня "нечаянно -негаданно". Неужели оно не заслужено?
                                                            Кобзарев Ю.Б.

Стержневые радиолампы Валентина Николаевича Авдеева

Сегодня создателю уникальных радиоламп советскому ученому Валентину Николаевичу Авдееву исполнилось 100 лет со дня рождения.

В чем же уникальность электронных приборов, вошедших с историю советской радиоэлектроники  под названием стержневых радиоламп.

Впервые статья с описанием принципа работы стержневых ламп появилась  в журнале «Радио» №7 в 1960г.

Главное отличие изобретенных Авдеевым радиоламп нового типа состояло в отсутствии традиционных витых сеток, замененных стержнями. Это изобретение для Авдеева стало звездным билетом. Сейчас можно лишь с удивлением констатировать, что Авдеев В.Н.,  имея всего лишь незаконченное среднетехническое образование, за выдающиеся заслуги был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Это случай беспрецедентный в истории Академии. Ведь, чтобы быть избранным в Академию, необходимо обязательно иметь диплом о высшем образовании, признанные научные труды, монографии, защитить кандидатскую, затем докторскую диссертации (ничего этого у Авдеева не было). Что же такое  мог сделать человек, не имевший даже диплома техникума и  какой он такой внес  вклад в науку, что советские академики и всемирно известные и заслуженные в стране ученые, проголосовали и приняли в свои ряды сравнительно молодого тогда человека? Причина простая. Авдеев своим изобретением сумел  ответить на вызов того времени. В условиях жесткого противостояния двух антагонистических политических систем, в разгар холодной войны он предложил решение, которое позволило создавать сверх надежную, радиационно стойкую, экономичную электронику, способную работать в условиях широкого диапазона температур и сильных вибраций в военной аппаратуре. И все это на лампах нового типа, которые в то время обладали явными  преимуществами перед только набирающей темпы развития полупроводниковой электроникой. Например, в военной радиостанции 60х годов Р-855У высокочастотная часть была собрана на стержневых лампах, а низкочастотная на транзисторах.

В данном сообщении мне хотелось бы исправить одно недоразумение, которое многими авторами растиражировано в интернете о том, что передатчик первого советского спутника земли был собран на стержневых лампах. И даже журнал «Радио» допустил ошибку в публикации о передатчике первого  спутника земли, приведя его схему на трех лампах 2П19Б, назвав их стержневыми. (см. «Радио» 4, 2013г.)




Так вот лампы 2П19Б имели  витые сетки и не являлись стержневыми.Передатчик для ИСЗ создавался в НИИ-885, или точнее в Лаборатории распространения радиоволн, которой руководил Константин Иосифович Грингауз, а непосредственно разработчиком был тогда молодой инженер Вячеслав Иванович Лаппо, работавший в лаборатории Грингауза.

О советском ученом В.Н. Авдееве в его юбилей рекомендую прочитать  статью здесь http://sosnovka41.narod.ru/antonov/antonov.files/tandems.htm

Восторженные отзывы американцев  о советских стержневых радиолампах Л.Н. Авдеева, не имевших зарубежных аналогов,содержатся на сайте  http://www.radiomuseum.org/forum/russian_subminiature_tubes.html

Первый радиоприемник А.С.Попова. К 155летию со дня рождения нашего великого соотечественника.

Чтобы понять какое место занимает в истории Радио изобретение А.С.Попова, обратимся к истокам рождения первого его радиоприемника. Перенесемся в последнее десятилетие 19 века, насыщенное гениальными открытиями Максвелла, Герца, Лоджа, Бранли и др., которые и вдохновили Александра Степановича Попова изобрести РАДИО.

После опытов Г. Герца по исследованию передачи и приема электромагнитных волн следующим, кто продолжил исследования этих явлений был О. Лодж. Если Герц, исходя из уравнений Максвелла, в 1886—89гг. экспериментально доказал существование электромагнитных волн и исследовал их свойства, то Лодж, воспользовавшись открытием Бранли (1891г.),  предпринял попытку передачи сообщений без проводов. Опыты Лоджа, описаны в его лекции, перевод которой имеется в книге «Из предистории радио» изд. 1948г. под редакцией академика Л.И. Мандельштама на странице 423.  В своей демонстрационной лекции "Творение Герца", прочитанной в 1894 г (опубликована в журнале Nature в 1984г.), докладчик демонстрировал опыты, подтверждающие открытие электромагнитных волн Герцом. При этом вместо наблюдения искры в разрыве приемной рамки, как это было у Герца, он воспользовался трубкой Бранли назвав ее когерером. В приборе Лоджа когерер под действием передатчика Герца "открывался", замыкая цепь постоянного тока, что фиксировалось по отклонению стрелки гальванометра на расстоянии около 40 м. Для восстановления чувствительности когерера его периодически встряхивали. Не о каких телеграфированиях, используя азбуку Морзе, речь вообще в этих опытах не шла и не могла идти.  Патент на свой прибор с трубкой Бранли, батарейкой и гальванометром Лодж получать не собирался.

Первое информационное сообщение  удалось передать без проводов А.С.Попову 7мая 1895 года, когда он продемонстрировал свою приемо-передающую установку на заседании физического отделения Русского физико-химического общества, выступив с докладом "Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям". В радиоприемнике А.С.Попова когерер обладал свойством автоматического восстановления чувствительности принимаемым радиосигналом.  Это и было главным достижением А.С.Попова. Патентовать свой радиоприемник  А.С.Попов не стал.

Более того, А.С. Попов с присущей ему научной добросовестностью в статье «Прибор для обнаружения и регистрации электрических колебаний» опубликованной в журнале Русского физико-химического общества вып. 1, 1896г. во первых, отмечает, что в 1891 году именно Бранли открыл, что металлические порошки обладают способностью изменять свое сопротивление от воздействия разряда электрофорной машины.

И во вторых, что первым применил эти свойства металлических порошков к обнаружению герцевых лучей был Лодж. Попов так и пишет: «в своей лекции «The Work of Herz» Лодж употребляет фразу «it is a singular variety of electric welding»...Попов даже поясняет, почему Лодж назвал трубку Бранли когерером от английского слова «cohesion» - сцепление. В этой же статье была впервые приведена схема первого радиоприемника А.С. Попова.

Интересно высказывание академика Ю.В. Гуляева, сделанное им на торжественном заседании, посвященном 100 летию со дня рождения академика Кобзарева Ю.Б.: "в 1995 году к 100-летию изобретения радио Поповым А.С. специальная комиссия ездила в Англию и окончательно установила, что Маркони Г. продемонстрировал в действии свой патентованный в Англии прибор лишь через год после Попова А.С., более того в альбоме Маркони на второй странице хранится рисунок схемы приемника Попова А.С. (этот альбом, который был продемонстрирован комиссии, сохранила жена Маркони)". Ниже приведена схема первого приемника А.С.Попова из его журнальной статьи и альбома Маркони.
osheme

Эта схема полностью соответствует радиоприемнику А.С. Попова, который он демонстрировал в действии 7 мая 1895 года.

oPopov_pr

Не следует путать этот приемник с приемником – грозоотметчиком, в котором параллельно к катушке звонка был подключен электромагнит регистрирующего прибора, сначала цилиндр с недельным оборотом и пишущим пером Ришара, а затем недельный цилиндр был заменен двенадцатичасовым с записью на телеграфную ленту, наматываемую на цилиндр со скоростью 23 мм в час. Такое усовершенствование приемника Попова А.С. относится к лету 1895г. Испытания проводились в Лесном институте. Название «грозоотметчик» Попов А.С. не использовал, трактовал его несколько шире, а именно называя его прибором для наблюдения атмосферного электричества. Некоторые историки ошибочно считают, что именно «грозоотметчик» демонстрировал Попов А.С. 7 мая 1895г. А это вид прибора для наблюдения атмосферного электричества.
oGROZOOTMETCHIK_1
Схема радиоприемника 1895г. была применена и в установке при приеме первой в мире радиотелеграммы в 1896г. Это подтверждается воспоминаниями Петра Николаевича Рыбкина, друга и соратника А.С.Попова в его книге, «Десять лет с изобретателем радио», Связьиздат, 1945г. Именно Рыбкин в 1896 году будучи на передающей станции  в 250 метрах от приемника в физическом кабинете Петербургского университета передал первую в мире радиотелеграмму «Heinrich Hertz».

Хотелось бы подчеркнуть, что все эти события произошли до того, как Маркони получил свой первый патент N 12039 в июле 1897г.

После смерти А.С.Попова российским ученым пришлось выступить в защиту его приоритета. По вопросу о научном значении изобретения Попова Физическим отделением РФХО была создана комиссия в составе академика Б.Б.Голицина, профессоров О.Д.Хвольсона и Н.Г.Егорова. Комиссия изучила доступные ей материалы, запросила мнения зарубежных ученых, современников А.С.Попова.
Доклад комиссии, опубликованный вместе с письмами Э.Бранли и О.Лоджа в "Журнале РФХО", завершается такими словами: "...по имеющимся в нашем распоряжении данным, независимо от всяких прочих обстоятельств данного изобретения, А.С.Попов по справедливости должен быть признан изобретателем телеграфа без проводов при помощи электрических волн. Мы надеемся, что и сомневающиеся в справедливости такого признания присоединятся к нам. Колебаться в таком признании Физическое общество не должно. Мы, современники незабвенного Александра Степановича, его товарищи, ученики и почитатели, еще не забыли его опытов, его честной скромной души, его правдивого слова, его оригинального ума и экспериментаторской талантливости".
Высоко оценил заслуги А.С.Попова в своем письме О.Лодж (приводится в сокращении):
LETTER_LODG1
А это перевод письма Лоджа: «Я всегда был высокого мнения о работах профессора Попова над беспроволочным телеграфом. Я действительно использовал для восстановления чувствительности когерера как автоматический молоточек или другой встряхиватель, приводимый в действие часовым или каким-либо иным механизмом. Однако Попов впервые достиг того, что сам сигнал осуществлял обратное воздействие. Я полагаю, что в этом и состоит новшество, которым мы обязаны Попову. Оно было в скором времени принято Маркони и другими... Вам лучше, чем мне, известно, как далеко пошел Попов в применении своего изобретения для непосредственной передачи смысловых сообщений телеграфными сигналами...Сочту за честь ответить на любые Ваши вопросы и я рад, что работа профессора Попова получит признание у него на родине..."

В заключение приведу слова Александра Степановича Попова, которые в нынешнее время приобретают особую значимость:

"Я - русский человек, и все свои знания, весь свой труд, все свои достижения я имею право отдать только моей Родине. Я горд тем, что родился русским. И если не современники, то, может быть, потомки наши поймут, сколь велика моя преданность нашей родине и как счастлив я, что не за рубежом, а в России открыто новое средство связи".

POPOV
  Изобретатель Радио Александр Степанович Попов (16 марта 1859г.-13 января 1906г.)